Строго субъективные впечатления от «дрейфующей территории».

В Калининград мы впервые попали относительно недавно. Попасть туда хотелось. О полуэксклаве ходило и ходит много слухов и легенд. Конечно, хотелось увидеть все своими глазами и понять, что же все-таки такое, эта самая «Кенигсбергская» область.

Приходилось слышать мнение, точнее – неосведомленное допущение, что Калининградская область – ни что иное, как кусочек Европы в границах России. Да, налет Европы есть. В архитектуре, вязовых аллеях вдоль узких дорог, таких непривычных для нашей русской разухабистой души. Но, от Европы здесь остался лишь именно налет.  Витает дряблый дух старого времени, Европы от 14 века до 40-х годов 20-го. Обшарпанные дома, пустынные улицы, мощеные дорожки и пустующие, еще кажется с тех самых пор, детские площадки. Создается впечатление земли-призрака.

Хотя, кое-где и новостройки виднеются, и дороги новые строят. Но запустение все же здесь царствует. И даже особая экономическая зона мешает не помогает (об этом в другой статье). Заняться здесь просто нечем. Ни существенного количества сельхозполей, ни производства. Область, как старик в уже совсем преклонном возрасте, тихонько сидит на крыльце, наблюдая за проходящими днями и доживая свой век. Возможно, это лишь видимость, но мне она казалась более чем реалистичной.

Отправка товаров или просто сообщение с «Большой Землей» – дело трудоемкое. В первую очередь из-за наличия евроземли между «Россиями» и соответствующей этому таможни.

Для нас, конников, Калининградская область знаменита, разумеется, своими конными заводами. Теми немногими, что все еще сохранились в нашей великой стране. Веедерн и Георгенбург. Оба предприятия-зАмка сразу поражают непривычной архитектурой и инфраструктурой. «У нас» так не строят. Чувствуется немецкая прагматичность и порядок.  Продуманно и на века. Как принято у них. Ordnung. И лошади в заводах – красивые, статные, породистые и престижные. Вот такой парадокс — немецкие традиции и гармония с русской душой. Все кони как на подбор. User-friendly селекция делает свое дело. И почему подобное прижилось только тут?  А не во всей Необъятной...

Если отключиться от привычного, несущегося сломя голову в неизвестном направлении ритма мегаполиса и, конкретно, Москвы, то здесь есть чем насладиться. Вся эта угасающая, застывшая в патоке времени красота заставляет цепляться глазами за мелочи и наслаждаться жизнью. В памяти точно отпечатаются дубовые и вязовые аллеи, «последние солдаты Вермахта», как их здесь знают. Они невозмутимо отправляют вас крепкой рукой в ощущение прошлого. Огромные вековые стволы, шумящие кроны с удовольствием поведают вам о былом и может грядущем, стоит лишь усесться под ними в объятиях раскидистых, выступающих из земли корнях. По узким дорожкам можно бродить от деревни к деревне в задумчивости с полным отсутствием чувства времени. В городах вместо машин так и хочется увидеть старинные экипажи с упряжками лошадей. Отличный способ сменить время и место, возможно даже эпоху.

Бывшая территория Восточной Пруссии. Сколько она пережила и сколько сменила лиц. Язычников пруссов, что жили здесь испокон веков христианизировали поляки, феодализировали и колонизировали Тевтонцы. Коренной язык угасал и менялся на язык торговли — немецкий или же дрейфовал в Литовский. Тевтонский орден, что вел постоянные бои с Польшей и Литвой щедро окропил прусскую землю кровью, оставив значительное количество памятников истории прусского и орденского периода. Из прусской она стала исконно немецкой землей. А потом в 46-м встала под стяги России.  Но, эта земля отличается от нас всем, даже климатом. Балтийское море наложило свой отпечаток. Дождь идёт в среднем 185 дней в году, снег — 55 дней, 60 дней бывает пасмурно, 68 дней — солнечно. Заморозки и жара редки, снег держится недолго. Средняя температура воздуха +8°C.

Действительно дрейфующая территория, меняет не только политические и государственные цвета, но и плывет, не обращая на мир внимания, во времени и пространстве.

Комментарии

Популярные сообщения из этого блога

Наполитанские впечатления.

«А как она туда попала?!» или «Сколько пони туда помещаются?!»

Российский вестерн глазами чайника.